7×08. «Sleeper»
(Спящий)

Баффи

Первоисточник зла завладел разумом Спайка, той темной стороной, коротая столько лет доминировала в его жизни. Он вернул свою душу, и рассказал об этом Баффи. Но что значило вернуть ее? Как сказал Спайк в одном из эпизодов: «Я слышу их всех… Тысячи голосов, и все они посылают меня в ад…» Раскаяние и страшные муки, безумие и чувства, разрывающие сердце от боли — вот чем оказалась для него душа. Но это, конечно, не все. Теперь он знал и чувствовал, как сильна и несокрушима его любовь, и что теперь с ним Бог…

Баффи узнала о нескольких убийствах, совершенных вампиром, исчезнувшим быстрее, чем она смогла его обнаружить. До нее дошли слухи, что первоисточник может влиять на разум людей и вести с ними свою игру. Боясь собственных подозрений, Баффи приходит в дом к Ксандеру, где временно обитает Спайк.

До этого он сидел в подземелье, прямо над с Адской пастью (а именно там находятся врата в ад, как предположили сценаристы). Он чувствовал зло, демонов, свою боль… видел страшные сны, и по собственным словам, начинал сходить с ума. Баффи забрала его оттуда, несмотря на свою видимую холодность и безразличность к нему… Да, она была безразличной, когда дело касалось чувств, и железной, когда дело касалось боя и испытаний. Но ни то, ни другое не было ее истинным лицом — лишь оболочкой, которую надевала на себя эта девушка…

Итак, Спайк живет у Ксандера. Баффи приходит к ним на рассвете, но Спайк еще не возвращался домой. Она рассказывает свои подозрения. Ксандер никогда не любил Спайка (а, как известно, вас очень не любят те, кто хотят быть похожими на вас! ). Он говорит, что нельзя закрывать глаза на правду — Спайк снова стал опасным вампиром, который убивает людей каждую ночь. «Нет… это невозможно, я видела… его душу, его страдания…» «Факты говорят за себя» «А как же чип?» — последняя веревочка, за которую могла ухватиться Баффи. Ей так хотелось, чтобы они оба ошибались, и в глубине души она действительно чувствовала это. «Чип, наверное, больше не действует» В это время в гостиную входит Спайк. «Раз ты здесь так рано, значит, это сулит неприятности» — шутит он. «Это не мое дело, я буду у себя, пока не усну»

Баффи провожает его взглядом, полным глухого переживания. Мне кажется, она переживала за его душу так же, как за свою собственную — потому у них было что-то общее. И надеялась на прощение и покой — так же, как он…

На следующий вечер Баффи идет за ним — чтобы проверить свои опасения или, возможно, развеять их. Она видит его с какими-то девушками, в свете огоньков ночного города, их улыбки… Баффи не может разглядеть точно, но видит, что они собираются уйти куда-то. Она расталкивает прохожих и бежит за ними. Но теряет среди тысячи мелькающих лиц. Спайк уводит девушку в переулок. Та просит его быть «плохим» и «жестоким», и… ее желание исполняется. Давно мы не видели его таким! Спайк снова превращается в прежнего вампира, каким был до того, как ему вживили чип. Он снова пьет кровь. И снова наслаждается этим. Сквозь плечо девушки он видит Баффи — свое вечное видение — она хвалит его. Бездыханное тело девушки падает на землю…

В предыдущих эпизодах Баффи уже появлялась Спайку. Когда он сидел в подземелье, она приходила к нему, как мечта, добрая и нежная, обнимала его и говорила, что нет того, что они не смогли бы перенести вместе… Но его видение обрывалось — приходила настоящая Баффи. Железобетонная девушка… Без жалости, без сострадания, без любви (по крайней мере, так ему казалось).

Но возвратимся к той ночи. Баффи потеряла его след. Она оборачивалась по сторонам и смотрела по всем переулкам, но не нашла ни Спайка, ни девушки. А он, незамеченный, вернулся домой.

Утром Баффи сбрасывает его с постели на пол (и почему у нее всегда была такая манера общаться с ним?). Спайк удивленно смотрит на нее. «Я знаю, что ты сделал. Ты убил нескольких людей. Каждую ночь ты выходишь, чтобы убивать. Я видела тебя!..» Спайк поднимается. «И что? Что с того, что ты видела меня? Что именно ты видела? Что я общаюсь с людьми? Да, я общаюсь, разговариваю с ними… потому, что не могу этого делать с тобой…» Он прерывается. Баффи лишь печально улыбнулась. «Я просто гуляю, общаюсь, рассказываю им что-то. Может, мне понравится какая-то девушка, и да, я буду говорить с ней, шутить, проводить время, я могу это… но душа моя принадлежит тебе. Она всегда твоя. Пока Бог со мной…»

Следующей ночью Спайк находит в кармане своего плаща пачку сигарет. Он вспомнил момент, как предлагал эти сигареты девушке, которую убил. Что это значит? Он не спал, не гулял, но, возможно… Возможно, он действительно делал то, о чем говорила Баффи. И он этого не помнит. Спайк звонит ей, и просит приехать. Видение шепчет ему, что он совершает ошибку. И это уже не образ Баффи, но он сам, тот, кем он себя помнил, кем он был целое столетие…

Спайк приводит Баффи в подвал. Он говорит, что вспоминает какие-то фрагменты, но не может воссоединить все вместе. Истребительница спускается вниз, не видя «второго Спайка», который напевает песню недалеко от нее… Внизу — рыхлая земля, в которой закопаны тела людей, кровь которых высосал Спайк. Баффи наступает на землю, и из нее начинают вылезать новоявленные вампиры. Семь или восемь, все они кидаются на истребительницу, но она ловко расправляется с половиной из них.

Спайк набрасывается на нее, и выбивает у нее из рук кол. Он ранил ее в плечо куском стекла от разбитой бутылки. Баффи кричит ему, что это не он, что на самом деле он не хочет делать это. Оставшиеся вампиры хватают ее. Спайк подходит, и прикасается губами к ее ране. Он пробует ее кровь. И в этот момент, когда он ощутил во рту кровь своей любимой, воспоминания возвращаются к нему. Спайк все вспомнил. Это действительно был он. Он убил этих людей, он снова был прежним… Он закричал и отшатнулся.

Кажется, Баффи не защищалась и не двигалась, чтобы дождаться этого момента. Она ускользает из рук вампиров и уничтожает их всех. Спайк забился в угол, опустил голову. Он плачет. Видение шепчет ему, что теперь он погиб, истребильница убьет его.

Баффи

Баффи подходит к нему с палкой, которой уничтожила остальных вампиров. Спайк поднимает голову. «Я чувствую их боль, чувствую, что убил их… Он сказал, что ты уничтожишь меня» «Кто сказал?» «Я… Наверное, это был я… И эта проклятая песня!…» Спайк снова опускает голову и весь сжимается. Песня, которой уже больше сотни лет, она все еще звучит в его ушах. Вместе с его прошлым, с его смертью, с его болью и с его раскаянием… Он раздвигает рубашку и обнажает грудь для удара.

Баффи смотрит на его, и, отбросив палку, садится рядом. «Мне кажется, что кто-то играет с нами…» «Может быть… Мне так страшно и так больно!.. Помоги мне. Ты поможешь мне?..»

В дальнем углу подвала сидит демон-видение с его лицом. И слышит слова, которые произносит Баффи. «Да, я помогу тебе»

И она приводит его в свой дом, закутывает в теплый плед, и говорит своим друзьям, что теперь он будет жить у нее.

Эта девушка, которая никогда не задавалась вопросом, где настоящее добро и настоящее зло, никогда не сомневалась и видела все таким простым и ясным, кажется, начала чувствовать, как размываются эти границы. Возможно, это произошло потому, что она увидела что-то, что при всей изменчивости и неоднозначности этого мира остается верным, истинным и постоянным. То, что выдерживает бури, и душевные, и внешние. То, что неподвластно злу, даже самому сильному, и побеждает его. Это — любовь.

Спайк любил ее так сильно, и она была уверенна, что сможет спасти его и от зла, и от самого себя.



Анна Зубрецова
© При копировании материалов активная ссылка на сайт tvgo.ru обязательна.