Спайк

Спайк

Третий из главных героев в Баффи.
Из предыдущих историй Баффи и Ангела о нем уже многое было сказано. Но начнем сначала. Вампир, злодей, красавец, садист, наслаждающейся своими злодеяниями и кровью. Таким появляется Спайк в начале сериала Баффи, и приводит даже истребительницу в замешательство. Но я не добавила еще одного: он был не один. Рядом с этим ужасным вампиром, уничтожившем двух истребительниц, бывшим протеже Ангела, была его возлюбленная Друсцилла. Этот вампир — странное существо. Безжалостное, равнодушное, совершенно сумасшедшее, как называли ее много раз. Она видела то, чего не видели другие, даже вампиры, ее дар — ясновидение. «Она разговаривала с кем-то, кого я не видел; ходила в нашем склепе по вымышленной зеленой траве; а когда мы сидели взаперти, она видела звезды» — вспоминал потом Спайк. Друсцилла была слабой, хрупкой и не могла защищаться ни от вампиров, ни от истребительницы. Ее охранял Спайк. И был влюблен в нее. Безумно, страстно, самоотверженно. Это была пара двух безумцев, совершенно невероятная на вид.

Спайк

Но Спайк встречает Баффи. Юную, непреклонную, живую, чистую и сильную… Она не свободна — в нее влюблен Ангел — да имеет ли это значение? Спайк не хотел этого чувства в своей душе (и был уверен, что даже самой души у него давно не существует). Злодей боролся с Баффи множество раз, но его оказалось не так просто уничтожить.

В 3 сезоне Друсцилла бросает Спайка. Уходит, несмотря на его мольбы. Он горько плачет, умоляет ее вернуться, но все напрасно. Она разлюбила его. И он, разбитый и брошенный, возвращается в Саннидейл. В прошлом такой сильный и ужасающий вампир, сейчас — разбитый горем неудачник. Вскоре он снова уезжает и потом опять возвращается, но уже более сильным и уверенным в себе. Все еще злодеем, но с непреодолимой тягой к истребительнице (и от чего эта тяга?)…

Но над «злодеем» сыграют шутку — ему вживят чип, который не даст ему причинить вред человеку. Что делать теперь этому вдвойне неудачнику? Выбор невелик, и он становится на сторону истребительницы, и начинает бороться с другими вампирами.

Спайк

Баффи нашла помощника и воина, ходячую энциклопедию по демоническим существам. А Спайк нашел… любовь. Он влюбился в Баффи. Сколько раз он говорил ей об этом — но она не верила ему. И, в конце концов, стала использовать — чтобы залечить свои раны, свою боль, свою усталость… Она была с ним, но словно тень или видение. А затем исчезала снова. Каким был этот роман, если можно его так назвать? Она била его, унижала, ранила в сердце своей невероятной жестокостью. Все его чувства и страдания встречали непробиваемый железобетон, из которого, казалось, состояла эта девушка.

Он плакал, страдал, но она возвращалась — и все начиналось снова. Он прощал ее, как прощают только святые или влюбленные. Как-то Баффи сказала ему: «Ты влюблен не в меня; ты влюблен в боль». Была ли в этих словах доля истины?..

Но, наконец, чаша была переполнена: Спайк уходит. Он уезжает из города на край света, чтобы найти там демона, который способен вернуть ему его силу вампира и нейтрализовать действие чипа. Должно быть, это действительно могущественное и неординарное существо, которое может возвращать магические силы! Услышав его историю, демон предложил Спайку испытания, которые ему будет очень сложно пройти. Но тот был полон решимости, боли и обиды, и, конечно, любви. А могут ли какие-нибудь препятствия противостоять ей?.. Спайк побеждает всех противников и проходит все свои испытания. Но демон пошутил над ним (помнится, так нередко шутили боги!) — он вернул Спайку не его силу и не нейтрализовал чип; демон вернул ему его душу.

Спайк

Говорят, что на самом деле «каждый находит то, что ищет». Может быть, в этом что-то есть, хотя я бы очень поспорила с таким утверждением… И еще. Есть в Париже одно место, где загадывают желания; по преданию, иногда там можно услышать таинственный голос, который произносит слова: «Загадывая желание, будь осторожен — оно может сбыться!»

Я сделала этот небольшой отступ, чтобы попытаться объяснить, почему Спайк получил от демона именно душу… Хотя, возможно ли чтобы вампир или другое существо любили, но при этом не имели души? Но допустим, что это вопрос к сценаристам.

Спайк возвращается в Саннидейл. Разбитый больше прежнего, почти обезумевший, говорящий с самим собой. К нему приходит Баффи. Она не видит (конечно, не видит!), что произошло с ним, но впервые, может быть, пожалела его. Ания, бывший демон, способная видеть в любом существе душу, сразу же заметила ее у Спайка. «Как?! Как ты сделал это? Как тебе удалось?» — радостно восклицает она. Спайк резко меняет тему, и никто, кроме них, не догадался, о чем шла речь.

Позднее, темное начало мира или первоисточник зла, с котором будет бороться Баффи, завладеют Спайком и заставят его убить невинных. Прямо перед лицом Баффи, безо всяких аргументов в его защиту. Совершенно ясно, что будет дальше, но истребительница отбрасывает кол и уводит его с собой. Спайк, прикованный цепями в подвале у Баффи, просит ее убить его. «Ты знаешь, что так нужно сделать. Иначе я могу совершить страшные вещи. Я способен сделать то, что тебе трудно даже представить. Но ты можешь остановить это сейчас и…» Но она прерывает его. «Ты знаешь, что я видела в твоих глазах? То, что ты так упорно пытался скрыть. Это было раскаяние!..» Баффи увидела его боль, возможно, и его душу. Увидела ли она его любовь?

Спайк

Мне кажется, это произошло в тот момент, когда они встретились в старом заброшенном доме, когда Баффи выгнала ее же команда. Наставник, помощники, ученицы… А Спайк, конечно, пришел к ней. Он открыл ей, одинокой и потерявшей веру в себя, то, какая она есть на самом деле, какая сильная и добрая. Сказал, что она нужна ему, и нужна остальным. «Никто не сравнится с тобой. Ты — единственная, Баффи». В ее глазах можно было прочитать в этот момент все: и благодарность, и веру, и робкую слабость человека, который доверился всем своим существом другому человеку. Она поверила ему. И она поверила в себя. Если он и не был ее возлюбленным, то, по крайней мере, совершенно точно был ее настоящим другом.

А его история все продолжалась. Он пожертвовал своей жизнью за ее «благое дело» — во имя добра и света. Спайк сгорел в огненном кратере, и был уверен, что направляется в ад… но он попал прямиком в Лос-Анджелес. В языках пламени он матерелизовался в офисе Ангела со словами: «Я попал в ад?» «Нет, в ЛА. Многие так ошибаются» — был ответ. Ему предстоит совершить еще много подвигов бок о бок со своим старым знакомым Ангелом, тоже вампиром с душой.

Если немного обобщить характер Спайка, то я бы вернулась к словам Баффи о том, что он был влюблен в боль. Спайк был рабом по собственному желанию сначала у Ангела, потом у Друсциллы, потом у Баффи. Он был готов на роль второго плана, ходить сзади, исполнять приказы или просьбы…

Но по его собственным словам — «любовь, странная штука!». Она сделала из раба -мученика, из негодяя — героя, из злодея — мудреца… Много стоит доброта, прошедшая испытания. Наверное, это как раз о Спайке.



Анна Зубрецова
© При копировании материалов активная ссылка на сайт tvgo.ru обязательна.